Аян МИРКАСИМОВА: "Мнение отца для меня всегда первостепенно"

 

Накануне премьеры спектакля "Братья Карамазовы" актриса рассказала "Эхо" о своей роли в новой постановке Ираны Тагизаде

 

38 актеров задействованы в новом спектакле по роману Ф.М.Достоевского "Братья Карамазовы", премьера которого состоится 27 и 28 марта в Русском драматическом театре им. Самеда Вургуна. В их числе - народные артисты Азербайджана Мабуд Магеррамов, Сафа Мирзагасанов, заслуженные - Аян Миркасимова, Фирдовси Атакишиев, Мелек Абас-заде, Зинаида Сибилева, а также Ильгар Гасанов, Олег Амирбеков, Теймур Рагимов и др. Режиссер-постановщик спектакля Ирана Таги-заде. Накануне премьеры корреспондент "Эхо" побеседовал с известной актрисой Аян Миркасимовой, которая в спектакле играет Катерину Верховцеву. Аян Миркасимова: - Для всех нас, кто занят в этом спектакле и прежде всего для режиссера Ираны Тагизаде - большая ответственность и даже честь, потому что мы соприкасаемся с великим произведением великого автора, философа, исследователя человеческих душ Федора Достоевского. "Братья Карамазовы" - это его последнее произведение, очень нашумевшее, и я бесконечно счастлива, что имею отношение к этой работе...

- Давайте поговорим об Аян Миркасимовой в образе Катерины Верховцевой...

- В процессе размышлений мы с Ираной Тагизаде пришли к выводу, что Катерина Верховцева, как и многие другие герои этого произведения, - не отрицательный и не положительный герой. Это женщшина с фатальной судьбой. Вообще, многие герои Достоевского сталкиваются с проблемой выбора между добром и злом. Великий автор во все свои произведения вносит философию о том, что человеку ничего не чуждо, что в нем есть и божественное, и земное, и даже низменное, что-то страшное, что мы причем в своих душах. И, главное, перед каждым человеком - сделать выбор. Очень часто вот эту раздвоенность человеческой души нам демонстрирует вот этот великий автор. Мы, соприкоснувшись с этим произведением, не просто играем. Мы строим образы и размышляем, копаемся, философствуем, открывем что-то новое для себя... Классика всегда дает возможность актеру не только для профессионального роста, но и для духовного, и, конечно, большое благо, что наш театр стал так часто обращаться к класическим произведениям.

Возвращаясь к образу Екатерины Верховцевой, добавлю, что она так же, как и многие герои этого произведения, становится перед жестким выбором, и судьба ей не оставляет права сделать этот выбор. Она, спасая свою любовь, берет большой грех на душу - лжесвидетельствует в суде. Эта героиня пострадала из-за собственной гордыни, и я очень благодарна режиссеру спектакля за то, что она увидела именно меня в этом образе. Ирана ханым еще в начале сказала мне: "Аян, эта роль на сопротивление. Эта героиня - не ты. Но ты должна ее найти". Дело в том, что мне не свойственна гордыня на данном этапе моей жизни. Хотя гордыня, в общем-то, есть в любом человеке, просто Катерина Верховцева не может ее сломить, и поэтому она становится несчастной и делает несчастными других людей. Гордыня - это, конечно, великий грех, и я это понимаю.

 

- Сейчас, когда не за горами день премьеры, можете сказать, что "роль на сопротивление" вам удалась?

- Могу сказать, что да, конечно же, взаимными усилиями с Ираной Тагизаде. У меня есть "обратная связь" с режиссером, и это самое большое благо, которое может быть при работе с человеком, который ставит спектакль. Благодаря взаимопониманию я начала работать в том русле, в котором увидела эту роль Ирана Тагизаде. Я не знаю, какой будет результат, но я надеюсь на успех, и свою работу я приношу на суд зрителей.

- Судя по всему, работать в такой серьезной классической постановке не просто. Наверняка приходится много стараться. Интерес не пропадает?

- Ни в коем случае. Работать очень интересно. Лично я начинаю свою работу с репетиции, но не заканчиваю это делать с премьерой. Я продолжаю работать над образом и на третьем спектакле, и на пятом, и даже на десятом спектакле я могу найти нечто такое, что не было найдено раньше. Если богатый материал, если это прекрасная драматургия и, самое главное, присутствует идея, то твой образ растет от спектакля к спектаклю.

- Для актера играть классику - это всегда большое удовольствие. Но не считаете ли вы, что современный зритель сегодня предпочитает более легкие, развлекательные спектакли?

- Хочу сказать, что нашего зрителя ждет много сюрпризов, потому что режиссерское решение в этом спектакле очень смелое, неожиданное и, как мне кажется, очень доступно для современного зрителя. Мы играем не в академической, тяжежой форме, что сегодня, конечно же, недопустимо.

Мы играем в абсолютно современной манере, и это первое требование режиссера. Ирана ханым еще на первой репетиции сказала нам "Опирайтесь на собственные ресурсы. Забудьте все, что видели!". Ведь, как все мы знаем, произведение "Братья Карамазовы" часто экранизировалось. Поэтому Ирана ханым посоветовала нам играть свои роли, так как если бы мы сами оказались в данных обстоятельствах. И мы, следуя ее правильным советам, старались опираться на свои внутренние резервы, на свой ум и на свою душу.

Мы постарались создать новые образы. При этом слово, идея, конечно же, неизменны, неприкосновенны. Мы с большим уважением относимся и к слову автора, и к идее, но внутри этой грандиозной идеи и этой потрясающей драматургии Ирана Тагизаде нашла свою личность и свои размышления. Поэтому, мне кажется, что это будет новый спектакль.

Уверена, что зрителя мы не упустим в плане темпа ритма спектакля, динамики и каких - то очень смелых режиссерских находок. Я не буду заранее говорить каких, пусть это будет сюрприз.

- Насколько удачен, на ваш взгляд, актерский состав спектакля?

- У меня прекрасные партеры, и, вообще, все актеры работают от души. Все осознают, что соприкасаются с серьезным и ответственным делом. На мой взгляд, в распределении ролей очень много попаданий. Есть какие-то неожиданные образы, например, роль отца Карамазовых, которую играет Мабуд Магерраммов. Он просто потрясающе нашел и форму, и содержание этой роли! И братья прекрасные, словом, состав получился прекрасный.

 

- Когда вы в последний раз были задействованы в спектакде по классике?

- Последняя моя такая работа была в спектакле "12-я ночь" Шекспира, это была комедия, также в постановке Ираны Тагизаде. Я играла Оливию.

А что касается русской классики, то последняя моя работа была в Островском - "Красавец мужчина", где я играла жену красавца - Зою Васильевну. Этот спектакль поставил Борис Лукинский.

- Может ли актер позволить себе импровизировать в классике?

- Иногда импровизации недопустимы даже в комедиях. Все зависит от требований режиссера. Когда мне было 10 лет, и меня впервые пригласили сниматься в кино, отец, а я, как вы знаете, дочка режиссера, сказал мне: "Актер - это солдат, и он должен выполнять все требования режиссера".

И я, в общем-то, с этим наставлением так и иду по жизни. Я импровизирую только в рамках тех мизансцен и тех требований, которые предлагает режиссер. Я не допускаю "отсебятину" и импровизацию на уровне текстов движений... Могу импровизировать лишь на уровне каких-то моих внутренних, душевных переходов.

- Мнение отца до сих пор играет для вас главную роль в творческих делах?

- Совершенно точно. Отец - это мой первый учитель актерского мастерства, поэтому, конечно же, его мнение для меня всегда первостепенно.

- Он всегда посещает премьеры с вашим участием?

- Когда бывает в городе и у него есть возможность, то всегда приходит и смотрит спектакли с моим участием.

- Что бы вы хотели сказать зрителям?

- Я просто хочу выразить им большую благодарность. Наш зритель сердцем подключается к тому, что происходит на сцене. Для нас, актеров, главный партнер - это наш зритель!

 

 

И.АСАДОВА

 

Эхо. 2010. 13 марта. С. 12.